Линклар

logo-print

Брачные узы Узбекистана и Южной Кореи


Юлдуз мечтала о Корее с 13 лет. И её мечта сбылась.

Юлдуз мечтала о Корее с 13 лет. И её мечта сбылась.

29 января Узбекистан и Южная Корея отметили 19 годовшину установления дипломатических отношений. Южная Корея одна из немногих стран, с которой на протяжении всех этих лет у Узбекистана не было не только серьёзных разногласий, напротив сферы сотрудничества охватывали все новые сферы.


Южнокорейский авиаперевозчик “Korean air” контролирует перевозку невоенных грузов США в Афганистан через узбекский аэропорт Навои. Корея предоставляет квоту для сотни гастербайтеров из Узбекистана ежегодно. В Узбекистане южнокорейской стороне предоставлен доступ к стратегическим ресурсам республики – таким как хлопок, нефть, газ, золото и уран.

Президент Каримов в гостях у президента Южной Кореи Ли Мен Бака, Сеул, 11 февраля 2010

Одним словом политический брак Узбекистана и Южной Кореи состоялся давно, но до брака узбечек с корейцами дело дошло недавно.

Южнокорейский бизнес в Узбекистане спонсирует показ всевозможный корейских сериалов уже долгие годы. За последние семь лет по узбекскому телевидению было показано более 20 корейских сериалов. Постепенно корейский мир грёз и переживаний сквозь призму сериалов стал частью повседневной жизни миллионов узбечек. Они говорят, что с корейскими женщинами у них, оказывается, есть много общего. Наверно это заметили и корейские мужчины, которые ныне всё чаще женятся на узбечках.

Когда 20 летняя Юлдуз из города Самарканда вышла замуж за корейца её знания о Южной Корее ограничивались исключительно сериалами а теперь по корейский она говорит так что от местных не отличить.

- У каждого есть свои мечты. Я мечтала о Корее с 13 лет. Я полюбила Корею из-за корейского сериала, который назывался “Игра судьбы”. Корея стала для меня мечтой. Эти сериалы, и привели меня сюда. Я мечтала о том дне, когда приеду в Корею”.

Игра судьбы сыграла злую шутку на родине Юлдуз. По её словам, в Самарканде традиционный брак ей не светил. Она родилась от второго брака своей матери. Так что местные предубеждения на этот счет отгоняли сват от их порога. Корейских сват же такие подробности не интересовали.

Поиск узбекско-корейских семьй не требует больших усилий. Хотя статистику таких браков найти не удалось, вероятно, это показатель того, что их количество возросло.

К примеру, в столице Южной Кореи, в Сеуле уже третий год проживает семья с двумя невестками из Узбекистана. Одна из них - Дилором ныне с корейской фамилией Джин родом из Намангана – города сильных мусульманских устоев в Ферганской долине.

Дилором Джин с мужем


-В одной семье, нас узбекских невест, двоя. Моя свояченица искала жену для шурина, и нашла меня. Так я вышла замуж и приехала в эту страну, рассказывает Дилором.

- Я случайно в журнале увидела рекламу брачного агентства и позвонила. Не знаю почему? Наверно был интерес увидеть зарубежные страны. Меня попросили отправить фотографию. Через какое-то время мне позвонила моя будущая свояченица. Она сказала, что скоро приедут ее свекровь и свёкор. Они хотели увидеть отобранных ими девушек, и забрать в невесты ту, которую понравиться больше. Вот так я попала в мою новую семью.

Отзывы узбекских читателей на статьи об экспорте узбекских женщин в Корею для замужества были предсказуемы. Особенно преобладали традиционные мусульманские взгляды о не допустимости замужества мусульманок с “неверными”.

Самые резкие комментарии на сайте радио “Озодлик” звучали так:

“Замужество мусульманки с не мусульманином это харам (запрещено) и большой грех” или так “такое замужество это прелюбодеяние” итд.

Однако, в случае с Дилором, кажется что желание корейского жениха жениться на ней во что бы не стало, оберегло её от таких осуждений на Родине.

Будующему мужу Дилором Жанг Синг Джин пришлось принять мусульманство и теперь у себя на родине он каждое воскресение ходит в мечеть.

“Мой брат женат на узбечке. Вот и я увидев какие бывают узбекские женщины решил тоже взять себе в жены узбечку. С тех пор я принял Ислам и понял, какая это чистая религия. Я до сих пор многое познаю, говорит Жанг Синг Джин.

Жанг Йо Сок, он же Нуриддин


У Дилором и Жанг Синга двое детей и у каждого из них по два имени - узбекское и корейское. К примеру, их сына зовут Жанг Йо Сок. А по-узбекски просто Нуриддин.

Однако семейная жизнь узбекских девушек в Корее порой драматична подобно корейским сериалам. Малохат матери двух детей семью в Сеуле сохранить не удалось.

- Очень многие наши девушки, послушав наших парней, поверив их обману, развелись со своими мужьями, корейцами. Многие пошли по плохому пути. Честно говоря, думаю из ста процентов девушек, 60 процентов остаются на улице, говорит Малохат.

Доступ к невестам из Узбекистана открыт практически для всех стран мира, а для не многих стран доступ открыт и к другим стратегическим ресурсам. Так что пока южнокорейские инвестиции текут в Узбекистан, и руководство Южной Кореи продолжает оказывать политическую поддержку правительству Узбекистана, у корейских женихов перебоя с импортом узбекских невест не ожидается.
XS
SM
MD
LG