Линклар

Власть, подполье и подпольщики


Uzbekistan - Sergey Yejkov, journalist, editor of Uzmetronom.com, undated

Uzbekistan - Sergey Yejkov, journalist, editor of Uzmetronom.com, undated


По единодушному мнению экспертов, условия для создания и развития производства в Узбекистане наихудшие не только на всем постсоветском пространстве, но и далеко за его пределами. К примеру, мифы о льготном налогообложении, регулярно тиражируемые властью со всех трибун, не более чем пропаганда, цель которой создать видимость перспективы развития производства на территории республики. На самом деле все обстоит куда печальней…

Итак. Если верить заявлениям власти, на малый бизнес в стране распространяется единый налоговый платеж (ЕНП) в размере 5 процентов с оборота.

На самом деле эта цифра от лукавого. Начиная с июля прошлого года, ставка ЕНП напрямую привязана земельному налогу и должна быть не ниже трехкратной суммы земельного налога. Что получается? Земельный налог на 1 гектар в Ташкенте, причем, отнюдь не в самом центре столицы, составляет минимум 40 миллионов сумов. Примем за условие, что годовой оборот условного промышленного цеха, расположенного здесь, равен 240 миллионам сумов. Значит, владелец цеха обязан заплатить ЕНП не в размере 12 миллионов сумов (те самые 5 процентов), а в размере 120 миллионов, что составляет 50 процентов от всего оборота денежных средств.

Но не только. В Узбекистане для малого и иного бизнеса существует так называемый единый социальный платеж, которого, к примеру, в Европе нет вообще. Это 25 процентов от фонда заработной платы. Плюс еще 5,5 процента от этих же денег – обязательные страховые взносы граждан.

Но и это не все. Есть налог на доходы физических лиц (НДФЛ). Его размер варьируется в пределах 9-22 процентов в зависимости от размера ежемесячного заработка работника. Если хозяин бизнеса дорожит профессиональными кадрами, он должен в среднем ежемесячно платить хорошему специалисту не менее 1 миллиона сумов, что эквивалентно $350 по реальному курсу на момент написания заметки. Но, чтобы платить такие деньги, бизнесмен должен быть готов заплатить в виде всех перечисленных выше налогов свыше полумиллиона сумов.

Это тоже не все. Если вы ввозите в страну сырье и материалы, необходимые для производства, то подпадаете под дополнительное налогообложение – таможенный сбор, акциз и НДС, уплачиваемый с совокупной суммы предыдущих платежей. Все это уже на границе удваивает стоимость сырья и материалов, в результате чего ваша продукция автоматически становится неконкурентоспособной, по крайней мере, за пределами Узбекистана. В самом Узбекистане, под предлогом заботы об отечественном производителе, закрывшем внутренний рынок от импорта непомерно высокими поборами, вы еще что-то продать сможете (аналогов то нет), но об экспорте можно изначально забыть.

Далее. В Узбекистане практически невозможно конвертировать национальную валюту в ту, на которую только за пределами страны можно приобрести сырье, материалы, оборудование, комплектующие детали и так далее. Сроки конвертирования средств, зарезервированных на блокированном банковском счете, мягко говоря, произвольны. Банк может пользоваться вашими деньгами и полгода, и год, и два. Вы же только будете постоянно платить за обслуживание счета и столь же постоянно пополнять его в виду стабильного падения курса национальной валюты.

… Проницательный читатель, ознакомившись с текстом, вправе задать естественный вопрос. Как же живет бизнес в Узбекистане? Живет плохо. Не далее как сегодня очень известный и успешно работавший в стране бизнесмен сказал автору этой публикации, что в декабре прошлого года закрыл свое дело. По его словам, аналогично поступают сегодня многие. Закрывают и уезжают. Те же, кто решил остаться уже полностью, а не частично, переходят на криминальные схемы ведения дел. Другими словами, Узбекистан возвращается (точнее, уже вернулся) к времени советских «цеховиков», своего рода подпольщиков, нарабатывающих капитал в тени. И сегодня они выводят деньги из-под налогообложения, конвертируют их через «обнальные» конторы, нелегально ввозят сырье (таможенники тоже хотят кушать), нелегально производят продукцию и так же нелегально ее реализуют. Бюджет от их активной деятельности не получает ни сума, причем, подобное положение уже не выгодно даже чиновникам, регулирующим отношения бизнеса и государства и контролирующим бизнес. От них постепенно ускользают рычаги влияния и сопутствующие им материальные дивиденды.

Вот как, к примеру, выглядит технология ухода от уплаты налога на доходы физических лиц. По закону размер ежемесячной оплаты труда в Узбекистане должен быть не ниже первого разряда единой тарифной сетки. Это 156 тысяч сумов - $55 по реальному курсу. При такой зарплате НДФЛ составит 9 процентов, а не 22. Да, на самом деле бизнесмен платит работнику больше, но в конверте – из тех самых «теневых» доходов. И не потому, что он генетический вор, стремящийся любыми способами обмануть государство. А потому, что если будет платить налоги в полном объеме, мгновенно вылетит в трубу. Можно работать и по-другому: попросту не оформлять работника. Так обычно делают в ташкентских кафе и ресторанах. Разовые официантки из отдаленных регионов республики. Без документов, прописки, санитарной книжки, но, возможно, с кучей специфических заболеваний…

И вновь проницательный читатель задастся вопросом. Неужели сложившаяся ситуация – тайна для правоприменительных и фискальных структур? Конечно, не тайна. Но в этих структурах тоже работают люди, им тоже не хватает зарплаты. У них жены, семьи, дети, любовницы, дети любовниц и дети от любовниц, страсти и увлечения. Всё это дорого стоит, а расходы необходимо оплачивать. Дальше расшифровывать, думаю, не имеет смысла.

Правда, эпизодически для отчетности или по приказу свыше, кого-то из бизнесменов «раздевают», после чего гордо сообщают о возвращении в бюджет крупной суммы. Сумма бывает действительно достаточно крупной, но в любом случае она значительно меньше той, что мог бы постоянно и честно платить предприниматель, установи ему власть разумное налогообложение и создай для него цивилизованные условия ведения бизнеса. Хотя бы в пределах свободного передвижения капитала и товаров.

Пока даже на горизонте не видно ни того, ни другого. Порочный замкнутый круг, исключающий не только великое будущее для страны и народа, но даже сколько-нибудь достойное настоящее.

P. S.

Когда текст был готов для публикации, раздался телефонный звонок. Давний знакомый, тот самый, что в конце прошлого года принял решение закрыть свой бизнес в Узбекистане, рассказал, что из налоговых инспекций по собственному желанию увольняются сотрудники. Правда, пока подобные факты единичны.

Причина? Им уже негде кормиться, бизнес - единственный стабильный, хоть и нелегальный источник подкормки, содержать их уже не в состоянии, а на зарплату госслужащего прожить невозможно…





Власть, подполье и подпольщики


Сергей Ежков
XS
SM
MD
LG