Линклар

logo-print

Блог: Безысходность пожилых


На массиве Ялангач города Ташкент пожилые люди и пенсионеры создали «блошиный рынок». Впрочем, рынок – это сильно сказано. Просто несколько десятков пожилых людей разложили на обочине дороги свои старые пожитки.

Старая, но выстиранная и выглаженная одежда, лампочки, молнии, домашние инструменты, отбеленные раствором тарелки и вилки. Открытки Черного моря и с видом на Эльбрус. Люди продают все старое и ненужное им, но, возможное, необходимое прохожим. Они смотрят на заинтересовавшихся их вещами прохожих с тайной надеждой: а вдруг купят? Тогда на вырученные деньги можно будет купить в ближайшем магазине немного мяса и свежих продуктов. И хоть ненадолго почувствовать себя полноценными людьми страны.

Конечно, этот рынок незаконный. И вся придорожная торговля тоже не законная. Но участковые милиционеры не вмешиваются. Может, входят в положение нуждающихся и закрывают глаза на мелкое административное нарушение. А может, просто равнодушны к своим обязанностям. Я не знаю. И не об этом речь.
Я не ханжа, с пониманием отношусь к проблемам государства. Понимаю, что решить социальные вопросы не так уж и легко и нужно трудолюбие и терпение, чтобы их решить. Власть, по-моему, старается решить социальные проблемы. Надеюсь, что это у нее получится. Но разговор опять не про это.

Я много думаю, почему некоторое число людей нашей страны, выйдя на заслуженную пенсию, сразу становятся лицами второго сорта. Плохо одетые, экономящие на самом необходимом, в том числе и на лекарствах, но своевременно оплачивающие коммунальные услуги, наши пенсионеры вызывают и жалость и уважение. Я уважаю их, потому что они не выходят на улицу с протестами, не злословят в адрес правительства и президента, и тем более не воруют. Они терпят свою нищую жизнь, молча глотая слезы. Они пытаются хоть как-то продлить свою уже никчемную жизнь. И, может быть, из-за безысходности они и не боятся смерти.

Я жалею их из-за предательства коммунистов, крушения прошлых надежд и идеалов, безысходности настоящего и будущего. Противно, что сытые упорно не видят нищету нашей жизни. С упрямством, достойным ослов, повторяет лозунги о счастливой жизни и обеспеченной старости наших стариков.

Есть пенсии, которые выплачиваются почти своевременно, так, небольшие недельные задержки (на примере своей мамы сужу). Есть дети, которые в силу своих возможностей поддерживают своих престарелых родителей. Есть социальная помощь государства в виде льгот и надбавок. Есть все, но все равно пенсионеры не могут считать себя полноценными людьми. Отчего так?
Почему из года в год пенсии и минимальные зарплаты растут всего лишь на десять-двадцать процентов, а расходы на строительство никому не нужных дворцов – сотни процентов? Например, в Ташкенте построены дворец форумов и национальная библиотека. Библиотека, несомненно, нужна. Дворец заседаний – не знаю. Таких достаточно в городе. Как-то я пытался войти туда, чтобы воспользоваться их услугами (ведь для граждан, в том числе и для меня, они и были построены!). Ничего у меня не получилось. Меня просто не пустили даже в холлы этих помпезных зданий.

А ведь можно было на потраченные впустую (это мое личное мнение) многомиллионные бюджетные средства обеспечить нормальную жизнь десяткам тысячам пенсионеров, создать современные условия обучения молодежи. Много чего можно было бы сделать на эти деньги, которые, увы, выброшены на ветер.
Сытые американские пенсионеры взирают на величие Регистана и медресе Кукельдаш. А наши пенсионеры предлагают им купить статуэтки Ходжи Насреддина или ножи Чуст. Американцы могут позволить себе на старости путешествовать по миру, наши же бедолаги экономят на проезде в городском транспорте, предъявляя непонятного происхождения удостоверения и справки.
Я вообще ничего не скажу об инвалидах. Их жизнь в стране еще хуже.

Слепые, взявшись за руки, медленно идут по улице и поют. И в слабых руках сжимают полученные за пение купюры. Лишенные конечностей угрюмо сидят на холодной земле, глотают пыль нашей обуви и ни о чем не думают. Просто ждут, что пройдет сердобольный человек и бросит мелочь им на платочек. Понаблюдайте в каких условиях проживают инвалиды, как обустроен их быт, и вы поймете, что они становятся по-настоящему ненужным балластом для общества.

Может, поэтому в городе возникают стихийные «блошиные» рынки, где люди пытаются хоть что-то заработать в дополнение к своей незначительной пенсии. Это просто защитная реакция изношенного годами и трудом организма в стремлении еще прожить на этом свете.

Мое внимание привлекла женщина, отрешенно смотревшая куда-то в сторону. На белой простыне на земле лежали на продажу вешалки и несколько дешевых украшений. Я не смог пройти мимо и купил все ее вешалки. Больше ничем я ей не мог помочь.

P.S. Я вовсе не хочу критиковать власть и принижать ее роль в управлении страной. Но мое уважение к ней резко возрастет, если благодаря ее заботе нуждающихся и нищих в стране станет в разы меньше.
XS
SM
MD
LG