Линклар

logo-print

Как Каримов закладывал фундамент Службы национальной безопасности (часть III)


По согласованию с Кремлем, Каримов еще на 14 Пленуме ЦК компартии (22-23 июня 1989г) настоял на привлечение к строгой партийной ответственности 124 высокопоставленных чиновников. Далее, он свел к минимуму роль второго секретаря ЦК компартии и председателя КГБ республики в принятии важных кадровых и политических решений. При людях, на совещаниях Каримов советовался с ними, а в остальное время не желал их видеть.

4. Как Каримов компоновал свою команду

Каримов использовал в собственных целях результаты протестных выступлений казахской молодежи 16-20 декабря 1986г. в Алма-Ате и Караганде, которые начались после назначения Горбачёвым этнического русского Г. Колбина на должность первого секретаря ЦК КП Казахстана, вместо Д. Кунаева. Под видом предотвращения возможных эксцессов на националистической почве в Узбекистане Ислам Абдуганиевич ускорил замену принципиальных чиновников менее квалифицированными кадрами местной национальности.

К концу 1989г. Каримов избавился от «московского десанта» — 400 функционеров, которые занимали руководящие должности в республике, и приступил к переформатированию партийного и государственного аппаратов. Обвинив в местничестве и клановости, в связях с мафией, в приписках и коррупции он уволил кучу должностных лиц.

Поочередно были сняты с занимаемых постов председатель Совета Министров Г. Кадыров, председатель Верховного Совета УзССР Р.Г. Гуламов, министр внутренних дел У.С. Рахимов, начальник УКГБ по Ферганской области Н.Г. Лесков. Например, начальника Ферганского областного УВД С.Ю. Бурханова сняли с должности за отказ отдать приказ открыть огонь по погромщикам домов турков-месхетинцев, а прокурора области – за халатность.

Продолжавшиеся в 1989-1990 гг. этнические столкновения между турками-месхетинцами и узбеками, известные как «Ферганские события», также сыграли на руку Каримову. Под предлогом стабилизации обстановки жесткими мерами, он стал решать кадровые вопросы единолично, фактически без согласования с Москвой и ее представителями в республике.

На партийно-хозяйственных активах и других совещаниях Каримов обвинял бывших руководителей республики, областей и районов, КГБ, МВД и прокуратуры в неспособности своевременно пресечь погромы, грабежи и убийства турок-месхетинцев со стороны озверевших мерзавцев, распространение провокационных слухов и паники.

Базовым принципом в кадровой политике Каримова с тех пор стала ставка на "своих" кадров. Смещал он с занимаемых постов, прежде всего, опытных «красных директоров», администраторов — руководителей администраций областей и районов, прокуроров, начальников УВД областей и ОВД районов, начальников управлений и отделов КГБ.

На место ликвидированной компартии 1 ноября 1991г. была учреждена Народно-демократическая партия Узбекистана. Потерял должность и второй секретарь ЦК Ефимов. Не рассчитывая на приемлемую государственную должность, он возглавил фирму "Экопром". Каримов не поддержал бывшего соратника, но и не стал мешать ему и членам его семьи в ведении собственного бизнеса.

В 1989-1992 гг. больше всего обструкции и дискредитации подвергались эффективные управленцы, руководители предприятий союзного значения. Работать под оперативным диктатом всезнающего президента, (вместо былой ведомственной вертикали), «красные директора» не захотели безоговорочно выполнять его волюнтаристские распоряжения, потому их заменили менее качественным контингентом.

Каримову удалось скомпоновать команду управленцев из числа “нужных” и непритязательных лиц: грубиянов и рвачей, готовых выслужиться перед своим благодетелем также ввиду собственной слабой компетентности. За три года подверглось зачистке до 50% руководящего состава, что не наблюдалось за всю историю республики.

Горбачеву, поглощенному междоусобной борьбой за власть с Ельциным, с центробежными силами, разногласиями в Политбюро ЦК КПСС, а также разработкой Союзного договора, было не до самоуправных кадровых решений Каримова. В переходный период в 1989-1991гг он фактически выпал с поля зрения Кремля.

Советское руководство тогда не располагало реальными ресурсами, чтобы урезонить центробежных царьков местного пошива. Полурешения и полумеры остановить их уже не могли.

Следует напомнить, что постепенно отказавшись от былой опоры и потворствуя прекращению монополии КПСС на власть, и после избрания президентом СССР, Горбачев сразу не решился на замену маразматических геронтократов — членов Политбюро молодыми кадрами, не сформировал новый вертикаль, обеспечивающий устойчивость его режима.

А Каримов оказался куда проворнее и хитрее Горбачева. Избавившись от большей части «старой гвардии», он без промедления начал компоновать свою команду, ставить на ключевые должности лично отобранных им кадров и сумел обмануть всех.

5. Ставка на «сильное государство»

«Сильное государство» изначально ассоциировалось в представлении Каримова не с плюрализмом, сильным гражданским обществом, а с «сильным» властителем. Он уповал не на силу ума интеллектуалов и гражданскую инициативу, а на «сильный кулак», потому сделал ставку на силовые структуры.

Взяв курс на установление авторитарного режима, президент начал компоновать на свой лад руководящее ядро правоприменительных органов в центре и на местах. Отбросив в сторону прежний номенклатурный послужной список, учет былых заслуг и квалификации, т.н. «объективки», во главе силовых структур ставил лично отобранных им молодых людей.

К примеру, в разгар погрома турок-месхетинцев осенью 1989г. в поле зрения Каримова попал начальник уголовного розыска РОВД Букинского района капитан Закирджан Алматов и сразу возвел его на должность начальника РОВД. В 1990г он был назначен начальником Ташкентского областного управления милиции, а 16 сентября 1991г — министром внутренних дел Узбекистана.

Каримов прибрал к рукам и прокуратуру. Он назначил друга семьи и протеже «серого кардинала» Исмаила Джурабекова Буритоша Мустафаева заместителем прокурора республики сразу после прихода к власти, и 23 декабря 1990г — прокурором республики. (В1973-1985 гг Мустафаев работал в прокуратуре г. Самарканда и области, в 1985-1989г — прокурор Андижанской области).

Судя по мнению знатоков, обладая отличной интуицией, чутким конъюнктурным нюхом, в бытность зампрокурора и прокурором Самаркандской области по просьбе Каримова Мустафаев закрыл целый ряд уголовных дел и облегчил участь попавших в руки правосудия родных и знакомых своего приятеля, подчистил его биографию.

Не вынося на обсуждение парламента, специалистов профильных институтов и экспертного сообщества, по мере возможности Каримов вводил своих людей и в руководящие звенья КГБ. 12 июня 1991г впервые председателем КГБ Узбекистана был назначен узбек — полковник Гулям Алиевич Алиев, бывший начальник управления КГБ по Кашкадарьинской области.

В обход Верховного Совета Узбекистана 26 сентября 1991г президент издал указ об упразднении союзно-республиканского КГБ и образовании Службы национальной безопасности Узбекистана с подчинением ее непосредственно одному человеку — самому Каримову. О концептуальном подходе к реформированию столь чувствительного административного органа власти и речи не было.

Немного позже выяснилось, что Каримов единоличным решением определил цели и задачи СНБ как политической полиции, наделил ее широкими полномочиями и репрессивными функциями. В ее функциональные обязанности было вменено выявление внутренних и внешних врагов и угроз, порядок их локализации, надзор за деятельностью политических партий и движений, настроениями и поведением интеллектуальной элиты с правом прямого оперативного взаимодействия с ними.

Но главным приоритетом и постоянной задачей СНБ стало обеспечение внутриполитической стабильности и обслуживание прихотей властителя, его семьи и свиты.

Председателем СНБ был назначен Г. Алиев, заместителями — Рустам Иноятов, партнер Каримова по теннисному клубу, который до избрания шефа на высокий пост был майором КГБ, и Бахтиёр Гулямов — капитан КГБ.

Позднее заместителями председателя СНБ и генералами стали 30-35-летние парни — Шухрат Гулямов, Хаёт Шарифходжаев и другие с ничтожным опытом работы в аналитической и оперативно-следственной сфере, только по той причине, что они чем-то понравились Каримову, кому они обязаны абсолютно всем. Без него у них не было никакого шанса пробиться наверх, сделать заметную карьеру.

В результате «чисток», устранения неугодных людей и добровольных отставок из структур СНБ за два года было уволено до 50% профессионалов старой закалки. Вакансии и новые должности заполнялись необтесанной молодежью, а вчерашние лейтенанты и капитаны за 4-5 лет «дорастали» до должности полковника и генерала СНБ.

Так Каримов заложил фундамент службы национальной безопасности, деятельность которой соответствовала природе формируемой им политической системы. По своей структуре, задачам и функциям и, главное, месту в системе государственных институтов, СНБ заняла доминирующее положение и стала главной опорой властителя.

(продолжение следует)

Ташпулат Юлдашев, политолог

Шарҳларни кўрсатинг

XS
SM
MD
LG