Линклар

logo-print

Становление диктатуры Каримова (часть V)


Uzbekistan -- Uzbekistan Communist Party Central Committee First Secretary Islam Karimov, official portrait, 1990

Uzbekistan -- Uzbekistan Communist Party Central Committee First Secretary Islam Karimov, official portrait, 1990

Каримов оказался более хитрым, чем полагали самые прозорливые оппоненты. Усилив силовой блок, он занялся укреплением своей власти по всей вертикали, прибирал к рукам оставшиеся рычаги управления, и постепенно создавал административно-командную систему сталинского образца.

В 1992 – 1993 гг. режим расправился с активистами исламистских организаций («Тавба», «Адолат» и пр.) в Ферганской долине, инкриминировав им экстремизм. Многих осудил на разные сроки заключения, некоторые из них пропали без вести или покинули страну. Лидеров и активистов народного движения «Бирлик», партии «Эрк» и критически настроенной интеллигенции постигла такая же участь.

Каримов избавлялся от тех, в ком видел малейшую помеху на пути утверждения личной власти. С 1992 по 1995 гг. были удалены с должности председатель парламента Шавкат Юлдашев, вице-премьеры Мухамеджан Карабаев и Анатолий Возненко, мэр Ташкента Адхамбек Фозылбеков. Сменились главы администраций Самаркандской, Бухарской и других областей, многих районов.

26 марта 1995 года по итогам референдума был продлен срок президентства Каримова до 2000 года, что прибавило ему уверенности и сделало его более самонадеянным.

8. Гулям Алиев

26 июня 1995 года был освобожден от занимаемой должности председатель СНБ Гулям Алиев «в связи с переводом на должность государственного советника при президенте». Уклонившись от принятия предложения шефа, он куда-то исчез. Оказывается, Алиев ослеп на оба глаза и умер года 5-6 назад в безвестности. Никто из официальных лиц и сослуживцев его публично не почтил.

Прочитав информацию в интернете о смерти Алиева, вспомнил былой разговор, касательно его увольнения.

В Узбекистане до сих пор существуют мужские, как и женские, посиделки — компании в составе 10-15человек. Один из группы приятелей поочередно раз в две-три недели накрывает стол. В ходе «чаепития» в узком кругу они обычно обсуждают и решают все проблемы страны и мира.

Я попал в одну из приятельских компаний высокого социального статуса благодаря очень уважаемому человеку — бывшему муфтию и послу Шамсиддину Бабаханову, у которого было не менее 10 групп приятелей с солидными званиями и регалиями. Он предпочитал накрывать стол для приятелей в родовом доме с бассейном и другими удобствами (сейчас это «Музей муфтия Зиявуддина и Шамсиддина Бабаханова»), в ряде «чаепитий» присутствовал и я.

Разговор видимо состоялся летом 1995 года. Один из знакомых Бабаханова, продолжая беседу сказал, что Гуляму Алиеву не нравилось произвольная тасовка Каримовым состава и участников коллегии СНБ, ведение им совещаний и раздача офицерам специальных поручений и вызовы их в свой кабинет или в резиденцию для продолжительных бесед, без ведома председателя.

Алиев ответственно относился к порученному делу, но своим видом невольно выдавал неприятие вмешательств шефа в деятельность специфичного ведомства.

В то время я был далек от темы и не смог оценить важность того сообщения. Возможно, аргументация бывшего сотрудника КГБ, преждевременно отправленного в отставку, показалась мне неубедительной. Только недавно понял, что Алиев пострадал за свою профессиональную честность, желание уберечь Каримова от негатива чрезмерной концентрации власти в одних руках во вред интересам страны, от соскальзывания на путь репрессий.

Подключился к беседе, когда разговор коснулся Иноятова. Показавшийся мне завистливым человек охарактеризовал его покладистым офицером, не способным стать альтернативой Алиеву. Как бывший сокурсник Рустама и комсомольский вожак факультета, поддержал его мнение и добавил, что он сотворен не из того теста, чтобы поправлять начальство или возражать ему. Таким он уж уродился.

Обмен мнениями со сведущими людьми и анализ дальнейших событий привели меня к выводу, что Каримов намеренно назначил Иноятова председателем СНБ только потому, что хотел иметь во главе самого влиятельного силового ведомства республики именно аморфного чиновника без президентских амбиций, которого бы он не боялся.

Иноятов и в дальнейшем предпочитал оставаться в тени, на публичной поляне не появлялся, что придавало уверенности Исламу Абдуганиевичу в том, что в своем важнейшем выборе он не ошибся.

Как настырный человек, через знакомых в Москве, за рубежом я попытался выудить что-либо об увольнении и судьбе покойного Гуляма Алиева, но никакой дополнительной информации получить не смог. Зато узнал, что группа офицеров КГБ, отправленных Каримовым в отставку в начале 90-х годов, считала опасным запуск репрессивной машины в Узбекистане с применением пыток к подследственным и заключенным с целью выбивания «признательных показаний» и самооговоров.

Многоопытные сотрудники КГБ якобы не хотели быть марионетками в руках своенравного президента, не считающегося с элементарными нормами законодательства, и безразлично взирать на взятый им курс на развертывание репрессий в республике. Высказывая свое мнение начальству, они еще специально затевали разговор об этом в своем кругу с целью, чтобы беспокойство опытных чекистов дошло до Каримова и побудило его свернуть с опасного политического курса, чреватого тяжелыми последствиями для страны.

Непрерывно поступающие неприятные вести вызывали злобу правителя, и как следствие этого, многим добровольно, а некоторым профессионалам принудительно пришлось уйти в отставку.

Выяснил также, что бывшего первого зампреда СНБ Бахтиёра Гулямова отправили в отставку в 40 лет только за близость к Алиеву. В настоящее время он пользуется благосклонностью руководства СНБ, входит в руководящий состав весьма влиятельной Ассоциации ветеранов служб безопасности, получает генеральскую пенсию, как и многие высшие офицеры СНБ, «крышует» бизнес и отдельные сферы экономики, является очень богатым человеком: вместе с детьми ведет многопрофильный бизнес в стране и за рубежом.

9. СНБ и МВД – соперники?

До 1996 года Каримов, следуя принципу «разделяй и властвуй», потворствовал соперничеству между МВД и СНБ. Закиру Алматову в те времена удавалось поддерживать баланс с СНБ, соперничать с влиятельными фигурами за сферы влияния и расширение семейного бизнеса. Он находился в поле зрения прессы, тогда как Г. Алиев, затем и его преемник Р. Иноятов избегали публичности.

После назначения Иноятова 27 июня 1995г номинальным председателем СНБ, реальным главой этого ведомства стал сам Каримов. Установив абсолютный контроль над СНБ, он сделал на нее окончательную ставку, и проявлял заботу об усилении ее могущества.

К концу 1995 года кадровый состав СНБ был переформатирован и обновлен примерно на 80%. Были кратно увеличены расходы на содержание СНБ. Офицерам, как и многим другим сотрудникам, вне очереди предоставлялись квартиры в престижных районах с лучшей планировкой с правом приватизации, возможность покупки жилых и нежилых помещений за бесценок. Зарплату, льготы, пенсии и т.д. они стали получать раза в два больше других военнослужащих, могли обогащаться за счет ограбления подсудимых, особенно бизнесменов.

В марте 1996г в состав органов СНБ включили подразделения военной разведки и контрразведки, агентурную сеть, узел спецсвязи и оперативно-технические кадры с материально-технической базой, находившихся в ведении министерства обороны.

(продолжение следует)

Ташпулат Юлдашев, политолог

XS
SM
MD
LG