Линклар

В Узбекистане народного художника хотят лишить мастерской, окна которой выходят на «президентскую трассу»

  • Озодлик

Народный художник Узбекистана Гафуржон Кодиров в своей мастерской. Ташкент, 26 июля 2011 года.

Народный художник Узбекистана Гафуржон Кодиров в своей мастерской. Ташкент, 26 июля 2011 года.

Чиновники хокимията (мэрии) города Ташкента приказали народному художнику Узбекистана Гафуржону Кодирову подыскать себе другую мастерскую. Об этом «Озодлик» (Узбекская редакция радио «Свобода») сообщили коллеги художника.

Опасения возможного вторжения ИГИЛ

Представители городского хокимията (мэрии) объяснили своё требование тем, что окна мастерской художника Гафуржона Кодирова выходят на «президентскую трассу».

Мастерская известного художника расположена на чердачном этаже многоэтажного жилого дома, называемого в народе «Дом Горького» на улице Буюк Ипак Йули в Ташкенте.

Коллеги Гафуржона Кодирова говорят «Озодлик», что вначале к художнику пришли сотрудники Службы национальной безопасности (СНБ) и заколотили металлическими листами окна мастерской.

По словам источника нашей редакции в Академии художеств Узбекистана, в эти дни окна мастерской Гафуржона Кодирова были полностью покрыты снаружи алюминиевой композитной панелью, а художнику предложили сменить место творческого обитания.

– Это сделали под предлогом подготовки к саммиту ШОС, но на самом деле, из-за опасений возможного вторжения ИГИЛ вдоль трассы (условное название дороги в Ташкенте, по которой передвигается кортеж президента – редакция) из соображений дополнительных мер безопасности проходит так называемая «перестройка». Наверху всех четырёх блоков «Дома Горького» находятся мастерские художников. Из-за того, что все окна мастерской Гафуржона Кодирова выходят на «трассу», их полностью покрыли алюкобондом. Там находятся приватизированные мастерские двенадцати художников, таких как Рональд Клеер, Хуршид Зиёхонов. Вся проблема возникла только из-за того, что окна мастерской Гафуржона выходят на «трассу», - говорит источник.

Лишение света мастерской художника Гафуржона Кодирова, воспитавшего десятки учеников, вначале вызвало обсуждение в социальной сети Фейсбук (Facebook).

В Узбекистане все чердачные этажи многоэтажных домов покрываются листовым железом.

В Узбекистане все чердачные этажи многоэтажных домов покрываются листовым железом.

​Отвечая на вопрос, остался ли Гафуржон Кодиров без мастерской, художник сравнил последние события, происходящие в своей жизни со «страшным сном».

На своей странице в Фейсбуке (Facebook) Кодиров оценил возникшую ситуацию как «недружелюбную и жалкую».

Художник-монументалист

57-летний Гафуржон Кодиров – известный художник, представивший узбекские произведения изобразительного искусства на международных выставках.

Его автобиография схожа с автобиографиями многих других узбекских художников.

В 1978 году он окончил художественно-графический факультет училища имени Бенькова в Ташкенте.

После продолжил своё образование в Российской академии художеств имени Сурикова.

Гафуржон Кодиров, овладев вначале ремеслом монументальной живописи и настенных картин, впоследствии занялся станковой живописью.

Загадочность, скрытая в простоте графических изображений, яркости цветов и примитивности тематики – черта, присущая творчеству Гафуржона Кодирова.

Картины Гафуржона Кодирова под названием «Жар-Птица», «Свадьба Даврона», «Женщина с ребёнком на руках» и «Ситора» давно стали жемчужиной узбекского изобразительного искусства.

Произведения художника можно увидеть в музеях Москвы, а также частных коллекциях в Париже и Риме.

Город для одного человека

По мысли известного французского художника Ле Корбюзье, города должны строиться для людей.

Иными словами, в центре города больше всего должны быть раположены улицы для пешеходов и велосипедистов.

Большие дороги, предназначенные для быстрой езды, должны строиться в обход города.

По мнению ташкентского архитектора Химатилла Турдиева, ныне проживающего в США, столица Узбекистана «приспособлена для капризов одного человека».

– Центр города похож на центр скачек, состоящий из эстакад и дорог, предназначенных для передвижения на большой скорости президентского эскорта. Даже посередине улицы Навои воздвигли стену, чтобы никто случайно не пересек улицу во время проезда его величества. «Президентская трасса» стала самым важным признаком Ташкента. Для безопасности одного человека снесли музеи, библиотеки, скульптурные комплексы, расположенные вдоль трассы. Насколько мне известно, памятник Пушкину тоже стал жертвой этой идеи безопасности, - говорит Химматтила Турдиев.

По его словам, снос памятников культуры и исторических зданий, оставшихся с царского периода, начался в 1992 году в рамках борьбы с коммунистическими символами.

– За последние десять лет, в частности, последние месяцы в Ташкенте наблюдаетсярезкий рост сносов зданий. Начали сносить без разбору: мраморное здание музея геологии в Ташкенте, торговые ряды на улице Навои, здание кондитерской фабрики «Уртак». А снос самого совместимого архитектурного комплекса имени Пушкина в центре столицы можно оценивать как вандализм, - сказал «Озодлик» узбекский архитектор Химматтила Турдиев.

XS
SM
MD
LG