Линклар

logo-print

Узбекские чиновники отказались от политологии

  • Озодлик

Сканированная версия приказа министерства высшего и среднего образования Узбекистана об отмене преподавания предмета политологии в ВУЗах страны. Взято с веб-сайта информационного агентства «Фергана».

Сканированная версия приказа министерства высшего и среднего образования Узбекистана об отмене преподавания предмета политологии в ВУЗах страны. Взято с веб-сайта информационного агентства «Фергана».

Приказом №310 министра высшего и среднего специального образования Узбекистана Алишера Вахабова отменено преподавание политологии в ВУЗах страны. О подписании данного документа радио «Озодлик» (Узбекская редакция радио «Свобода») 24 августа этого года сообщил узбекский политолог Фарход Талипов.

Как стало известно из приказа министра Алишера Вахабова, в преподаваемом до сих пор в ВУЗах страны предмете «Политология. Теория и практика строительства демократического общества в Узбекистане»отброшено первое слово «Политология».

Приказ министра высшего и среднего образования Узбекистана А.Вахабова об отмене преподавания политологии в ВУЗах страны.

Приказ министра высшего и среднего образования Узбекистана А.Вахабова об отмене преподавания политологии в ВУЗах страны.

В приказе министра высшего и среднего специального образования не сказано о причинах отказа от «Политологии». Причины такого решения министра Вахабова стали ясны из записей ташкентского политолога Фархода Талипова, опубликованные им на его странице в социальной сети «Фейсбук» (Facebook).

Талипов выразил от имени своих коллег несогласие с отменой преподавания политологии в ВУЗах страны.

Напомним, что по приказу министерства высшего и среднего образования Узбекистана, с 2013-14 учебных годов в ВУЗах страны был прекращён выпуск политологов. Последние дипломы по специальности «Политология» были выданы выпускникам ВУЗов в 2013 году.

Теперь узбекские власти и вовсе отменили преподавание политологии.

Причиной отмены предмета политологии, как говорят, стало «отсутствие научной методологии политологии, изучение тем этого предмета другими предметами, наличие учебников по данному предмету, основанных исключительно на западной литературе и не соответствующих национальному наследию», а также не освещение данным предметом «узбекской модели».

Фарход Талипов резко раскритиковал отмену министерством преподавания политологии. Он сравнил отношение правительства Узбекистана к образованию со сталинскими временами.

«В бывшем Советском Союзе в 1930-1940-х годах был такой термин, как лженаука. К числу таких наук относились генетика, кибернетика, геополитика, и даже велась борьба с ними. Мы очень надеемся, что политологию – профессию XXI века – не постигнет та же участь в Узбекистане».

Для лучшего понимания сути вопроса, предлагаем вашему вниманию пост Фархода Талипова на русском языке, который был опубликован на странице в «Фейсбуке»:

«Мы, нижеподписавшиеся, группа политологов Узбекистана, не можем оставаться безразличными к вопиющему решению Министра высшего и среднего специального образования Республики Узбекистана А.Вахабова об отмене преподавания политологии в вузах страны. Это решение принято на основе предложений так называемой рабочей группы, члены которой практически не имеют отношение к даннойнауке. Фактически группа консервативных чиновников, большинство из которых сами когда-то по иронии судьбы наспех защитили ученые степени докторов политических наук, теперь, заняв посты в госучреждениях и ничего не сделав в науке, взяли на себя право объявлять политологию лженаукой. Они, на самом деле, тем самым и себя объявили лжеучеными.

Но мы не согласны с таким решением и выступаем в защиту нашей науки. Мы выбрали политологию своей профессией и поэтому оскорблены волюнтаристским решением об отмене ее как специальности и как общеобразовательного предмета. Тысячи молодых и опытных ученых Узбекистана имеют дипломы политолога, и сотни из них уже имеют научные степени кандидата или доктора политических наук. Если отныне политология не может быть самостоятельной наукой, то кем теперь являются эти ученые, которых государство обучало с первых лет независимости и которым выдало эти дипломы и ученые степени?

Если в попытке обосновать свое заключение вышеупомянутой рабочей группе показалось, что темы предмета политологии дублируются с другими науками, что у этой науки нет научной методологии, что предмет и объект науки не ясен, что, наконец, якобы учебная литература основана только на западных источниках и не содержит национального научного наследия и не освещает «узбекскую модель», то мы хотели бы напомнить этой группе следующее.

Во-первых, существуют как в точных науках, так и в гуманитарных науках, смежные отрасли, в которых просто не может не быть дублирования и взаимных переходов, и это даже очень полезно для этих отраслей, для изучения близких проблем в рамках смежных наук. Как известно, мировая наука пошла по пути узкой специализации, в результате чего появились и развиваются множество новых отраслей, таких как, например, антропология, этнология, в том числе и политология. Поэтому не было оснований отменять политологию по причине мифического дублирования с другими науками, напротив, целесообразно вводить новые дисциплины, упомянутые выше.

Во-вторых, в ведущих зарубежных научных и учебных центрах политология не только существует как самостоятельная дисциплина и отрасль науки (PoliticalScience), но и профессия политолога является одной из самых престижных. Существует Международная Ассоциация Политических Наук (IPSA), среди членов которой есть и представители Узбекистана, которая регулярно проводит свои мировые конгрессы. В мировой политической науке разработаны фундаментальные принципы, методологические основы, категориальный аппарат, а также научные школы этой науки, которые, кстати, не дублируются другими науками. Если члены рабочей группы этого не знают, то это не причина для отрицания целой отрасли науки.

В-третьих, к сведению, рабочей группы, предметом политологии являются внутренние закономерности существования и развития государства, политических процессов и отношений власти. Объектом политологии являются политические институты, субъекты, отношения, документы, реформы, типы правления и т. д. и т. п. Такого предмета и такого объекта нет ни в одной гуманитарной науке. Другие смежные науки обращаются к данным вопросам лишь опосредованно и исключительно в рамках своих научных задач, аналогично тому, что врач-терапевт должен иметь знания и по кардиологии, и по неврологии и даже по акушерству; а химик должен иметь знания по физике, математике, технологии и т. д. Удивительно, что приходится доказывать такие прописные истины в 21-м веке.

В-четвертых, есть ряд ученых-политологов Узбекистана, чьи научные работы были высоко оценены в международном научном сообществе. Их статьи были опубликованы в престижных международных научных изданиях, имеющих высокийимпакт-фактор (Impact-factor) и включенных в систему таких индексов цитирования, как Скопус. А не этим ли, в частности, определяется качество и уровень ученых? Разве не требуется сегодня, чтобы молодые аспиранты для защиты своих диссертаций предварительно опубликовали, по крайней мере, 10 своих статей в зарубежных журналах? И у политологов Узбекистана уже накоплен солидный багаж исследований и публикаций. Возможно, членам упомянутой выше рабочей группы этот факт тоже не известен либо они игнорируют его.

В-пятых, не бывает исключительно западной или восточной политологии, как не бывает западной или восточной физики, математики и т. д. Если в предметах политологии недостаточно были представлены труды соотечественников, как это кажется рабочей группе, то это не правда. Работы Низомульмулька, аль-Фараби, уложения Тимура и другие всегда были представлены в учебном процессе. Но политология сама относительно молодая наука, даже на Западе, поэтому ее арсенал создавался в основном современными учеными. «Узбекская модель» также широко освещается как в политологии, так и в смежных науках. Но даже если согласиться с выводами рабочей группы, не стоит, как говорится, «с водой выбрасывать и ребенка». Вместо того чтобы предлагать отмену целой науки и отделять ее от мировой, следовало бы предложить конкретные пути улучшения качества дисциплины и качества исследований, как это делается везде. Разве нет недостатков и проблем в других науках? Разве они есть только в политологии, чтобы ее полностью отменять?

В бывшем Советском Союзе в 1930-1940-х годах был такой термин – лженаука. К числу таких наук относились генетика, кибернетика, геополитика и даже велась борьба с ними. Мы очень надеемся, что политологию – профессию XXI века – не постигнет та же участь в Узбекистане.

В Узбекистане в эйфории независимости эта наука была введена как один из символов наступившего нового времени. С огромной надеждой и верой многие молодые люди избрали ее в качестве свой профессии и стремились внести свой вклад в становление нового, молодого независимого государства. Новое государство и новая наука гармонично дополняли друг друга. Политология нужна Узбекистану сегодня как никогда, в период глобальных изменений, мировой турбулентности, когда требуются инновационные фундаментальные исследования в этой области и инновационные решения постоянно возникающих новых и сложных проблем.

Мы обращаемся к Министерству высшего и среднего специального образования и лично к Министру А. Вахабову с просьбой пересмотреть решение об отмене политологии как дисциплины и как специальности для преподавания в университетах страны. Мы со своей стороны готовы участвовать в широком обсуждении данной проблемы и внести свои конструктивные предложения для повышения качества исследований в области политологии и преподавания этой науки.

Мы также обращаемся к огромному сообществу политологов Узбекистана, для которых наступил момент истины, с предложением присоединиться к данному обращению».

Перевод любезно предоставлен интернет-изданием «Биржевой лидер»

XS
SM
MD
LG