Линклар

Блог. Истощение запаса прочности

  • Озодлик

Владелец интернет-издания «Узметроном» Сергей Ежков.

Владелец интернет-издания «Узметроном» Сергей Ежков.

Итак, вечером в минувшую пятницу в центре Ташкента дочиста выгорел фасад многоэтажного здания. Параллельно в городе перевернулись два автомобильных крана. Днями ранее произошел взрыв на одном из предприятий легкой промышленности в Намангане. Чуть раньше взрыв был зафиксирован в Навои на предприятии химической промышленности. Плюс - взрыв на магистральном газопроводе, обеспечивающем природным газом северо-восток столицы республики. И все это лишь за последний месяц. Не многовато ли?

Не будем опережать результаты комплексных проверок, назначенных по каждому из изложенных происшествий техногенного характера. Однако смеем предположить, что в Узбекистане с каждым годом становится все меньше профессионалов инженерно-технического направления. Часть ушла на пенсию, часть не востребована и переквалифицировалась в «управдомы», часть отъехала за пределы страны. И это – самые грамотные. Остальные (наименее подготовленные) числятся на промышленных предприятиях и в организациях, специализирующихся на строительстве и эксплуатации объектов городской инфраструктуры. К инженерной мысли, равно как инженерным знаниям, имеют самое отдаленное отношение.

Пример? Фасад выгоревшего в минувшую пятницу здания в центре Ташкента, шесть лет назад чиновники городской администрации, готовившие празднование 2200-летия столицы Узбекистана, в приказном порядке велели отделать пресловутым алюкобондом, особо чувствительным к любым источникам огня. Доводы специалистов, напоминавших о том, что этот отделочный материал – просто мечта для любого пожара, в расчет приняты не были. Как не были приняты и аргументы, согласно которым в ряде государств четко регламентирована высота зданий, выше которой алюкобонд вообще нельзя использовать. Согласно заявлению пожарных МВД, причиной воспламенения стали нарушения техники безопасности при проведении сварочных работ. Но МВД лишь констатирует возможную причину возгорания. Чиновники городской администрации, выколачивавшие деньги у предпринимателей на изменение фасада, просто обязаны были знать, что алюкобонд, в основе изготовления которого лежат производные от нефти, горит, как факел. Одно дело, когда он на фасаде четырехэтажного здания (пожарная лестница дотянется), и совсем другое – когда на девяти или двенадцатиэтажном…

Инженеры-механики и инженеры-строители, прежде чем отдавать команду водителям дорогих импортных автокранов приступить к монтажу или демонтажу металлических или бетонных конструкций, были обязаны ознакомиться с техническими возможностями подъемных механизмов. Не ознакомились или же команда прозвучала из уст какого-нибудь третьестепенного чиновника районной администрации, не имеющего профильного образования и соответствующей производственной практики. В результате – обезьяна с гранатой.

Специалисты «Узтрансгаза», ответственные за эксплуатацию магистрального газопровода, прежде чем приступить к опрессовке, обязаны были убедиться в исправности автоматики, перекрывающей доступ газа в случае разрыва трубы. Они же были обязаны сначала убедиться в надежности всех иных видов защиты, в первую очередь, электрохимической.

Никто ничего не сделал. Не потому что поленился, а поскольку не знал и не умел. И подсказать оказалось некому. Специалистов, подготовленных в бытность СССР, почти полностью вымыло время. Молодые - с ограниченным образованием и, как результат, с ограниченными возможностями. Других взять негде. В девяностые была популярна горькая шутка – золотые головы уехали в Израиль, золотые руки – в Россию, остались золотые зубы. Цинично? Да, но, к сожалению, в каждой шутке лишь доля шутки.

В современном Узбекистане сотни тысяч юристов, столько же экономистов и финансистов, но единицы хороших и грамотных инженеров в сфере промышленного и гражданского строительства. Единицы квалифицированных токарей, фрезеровщиков, поштучно можно пересчитать инструментальщиков, которых и тридцать лет назад было немного. Мы перешли к крупно-узловой сборке всего и вся и этим, непонятно почему, гордимся, забывая или не думая о том, что предприятия подобного типа – удел слаборазвитых стран с крайне низким качеством инженерно-технических и рабочих кадров. Дошло до того, что в канун празднования 24-й годовщины независимости, в качестве очередного достижения строительной индустрии президенту показали пять убогих пятиэтажных домов, в которых даже лифта не предусмотрено. Об архитектурных достоинствах зданий и внутренней планировке лучше вообще промолчать – казармы и есть казармы.

Череда происшествий техногенного характера с явной тенденцией к повышению периодичности свидетельствует не только об отсутствии квалифицированного инженерно-технического персонала. Налицо истощение общего запаса прочности, заложенного во времена Советского Союза. Того, что позволял и пока позволяет сохранять ключевые признаки цивилизации. Но время берет свое. Стареют не только профессионалы, стареет техника, устаревают технологии. Вдумайтесь, за годы суверенитета Узбекистан не построил ни одной электростанции, равной или близкой по мощности тем, что были возведены при советской власти. Ни одной. За тот же период в Ташкенте появилась всего одна или две станции метрополитена. Вымыло из страны метростроевцев. В виду низкой производственной культуры и отсутствия культуры эксплуатации мы отказались от использования троллейбусов и постепенно отказываемся от трамваев. В развитых странах их приветствуют как экологически чистые, а мы отказываемся.

И это – в Ташкенте. В регионах о наличии цивилизации скоро будут напоминать лишь автомобили, да и то если в стране останется бензин. Питьевая вода и электроэнергия – по часам, природный газ – по праздникам. Зимой из окон многоквартирных домов торчат трубы «буржуек». Грустно…

Сергей Ежков

XS
SM
MD
LG