Линклар

logo-print

Что необходимо для победы над идеологией Исламского государства?

  • Озодлик

Вооруженный боевик группировки «Исламское государство» в Мосуле. 23 июня 2014 года.

Вооруженный боевик группировки «Исламское государство» в Мосуле. 23 июня 2014 года.

В борьбе с экстремистской группировкой «Исламское государство» («ИГ») до сих пор применялись главным образом военные метод. Однако основная трудность борьбы с группировкой заключается в ее идеологии, продолжающей привлекать к себе тысячи новобранцев.

Даниэль Келер принадлежит к горстке людей на Западе, пытающихся помочь возвратившимся из Сирии исламистским боевикам вернуться к нормальной жизни.

Немец по происхождению, он работает с бывшими боевиками и их семьями в странах Европы и в Северной Америке. Ему доподлинно известно, какое мощное влияние оказывает идеология джихадизма на новобранцев.

Келер и другие специалисты его направления наблюдали за процессом превращения радикального «Исламского государства» («ИГ») в одну из наиболее мощных исламистских организаций, которая далеко превзошла подобные себе группировки, в том числе и «Аль-Каиду», и завоевала приверженцев по всему миру.

По словам Келера, все подобные джихадистские группировки привлекают на свою сторону последователей, убеждая их, что Ислам подвергается нападкам черных сил, которым правоверные должны противостоять, что присоединившись к группировке, они помогут созданию нового мира для истинных мусульман.

«Однако в действительности «Исламское государство» сопровождает все эти речи реальными действиями, - говорит Келер. – Им принадлежат обширные географические территории, они действительно пытаются создать видимость всецело функционирующего полноценного государства. И это, вкупе с основными призывами «Исламского государства» доказывает их сторонникам, что оно в действительности выполняет те обещания, которые не в состоянии были исполнить в прошлом «Аль-Каида» и другие исламистские джихадистские организации».

Фото боевика, опубликованное англоязычным журналом ИГ «Дабик».

Фото боевика, опубликованное англоязычным журналом ИГ «Дабик».

Подобное положение вещей привлекает людей вне зависимости от их социального или экономического статуса, давая им одновременно и веру в правое дело, и место пребывания. Или же, в случае радикалов-одиночек, совершающих теракты в собственных странах, предоставляет им некое подобие государства, верность которому они могут проявить.

Являясь главой немецкого Института по изучению радикализации и дерадикализации (GIRDS), Келер говорил с десятками вернувшихся из Сирии и Ирака боевиков и считает, что в каждом индивидуальном случае на решение присоединиться к «ИГ» повлиял целый набор факторов – неблагополучная обстановка в семье, расизм, неполноценное положение в обществе. В то же время – жажда приключений и желание помочь другим, тем, кто по их разумению находится в опасности.

Подобная тактика привлечения последователей оказалась особенно успешной и потому, что мало отличается от повествовательных приемов, применяемых при создании эпических картин Голливуда, которые нравятся широкой аудитории.

По словам Келера, «ИГ» прибегает к приемам, «подражающим западной поп-культуре, голливудским фильмам и видеоиграм, на аудио-визуальном уровне предлагая подросткам то, к чему они очень привыкли». Группировка создала собственную версию видеоигры, полнометражный документальный фильм, короткие видеоклипы для Твиттера и обнародовала видеоматериалы с полей сражений в Сирии и Ираке, используя для этого социальные сети.

Ракета, выпущенная иракскими силами безопасности в сторону позиций исламистских боевиков. Окрестности Эр-Рамади, 7 декабря 2015 года.

Ракета, выпущенная иракскими силами безопасности в сторону позиций исламистских боевиков. Окрестности Эр-Рамади, 7 декабря 2015 года.

По некоторым мнениям, в конце концов «ИГ» дискредитирует себя, оказавшись не в состоянии оправдать высокие ожидания, созданные своей вербовочной кампанией.

В 2013 году официальный представитель «ИГ» Абу Мухаммад аль-Аднани заявил, что основной целью группировки является «создание исламского государства, которое не признает границ, действуя в соответствии с учением пророка».

Ранее в этом году в журнале «Атлантик» журналист Грэм Вуд заметил, что оказавшись «не в состоянии осуществлять территориальные захваты, «ИГ» с каждым месяцем будет все меньше похож на захватническое государство пророка Мухаммеда, и все больше – на обычное ближневосточное государство, которое не в состоянии обеспечить благополучие собственному народу».

Однако пропаганда группировки вполне может выдержать и поражения на поле брани. Временные неудачи, в понимании «ИГ», лишь предвещают окончательную победу.

Согласно «ИГ», боевики одержат безоговорочную победу над неуказанными силами на севере Сирии. Группировка уже приложила немало усилий к завоеванию города Дабик, где должно произойти сражение. В честь предстоящей битвы «ИГ» даже назвало свой официальный журнал «Дабик».

Далее, согласно предсказаниям, «ИГ» будет нанесено сокрушительное поражение силами, пришедшими из Хорасана – исторического региона, состоящего из районов нынешнего Ирана, Афганистана и Центральной Азии. Затем несколько сотен оставшихся в живых боевиков дадут последнее сражение в Иерусалиме. И там к ним сойдет Иисус Христос, который в Исламе считается вторым по значимости пророком после Мухаммеда, и поведет их к окончательной победе Ислама во всем мире.

«ИГ» готовит своих сторонников как к победам, так и к поражениям. Поэтому даже самый сокрушительный разгром на поле боя не подрывает его идеологической привлекательности. По некоторым мнениям, западу необходимо бороться с идеологией, усиленно обличая сущность организации перед ее потенциальными последователями.

По мнению Келера, незаменимыми в этой деятельности могут оказаться боевики, вернувшиеся домой из Ирака и Сирии. Большинство из них глубоко травмированы пережитым, разочарованы в «ИГ», особенно – в крайней жестокости группировки.

«Многие боевики-иностранцы возвращаются чрезвычайно разочарованными, - говорит Келер. – Представьте себе, что вы присоединились [к «ИГ»], отправились в Сирию и Ирак, вам там понравилось и вы нашли там то, чего искали. Тогда у вас не было бы причин возвращаться назад. Если конечно вас не подослали. Но в настоящее время [«ИГ»] не в состоянии подсылать боевиков с запланированными заданиями, им необходимы бойцы на поле боя».

Скриншот размещенного в Интернете фильма о боевиках «ИГ».

Скриншот размещенного в Интернете фильма о боевиках «ИГ».

Он доказывает, что среди своих сограждан возвратившиеся боевики смогут наиболее действенным образом отговорить других не следовать своему примеру. Особенно если их государства дадут им второй шанс и позволят вернуться в общество, а не заключат их в тюрьму за присоединение к группировке боевиков.

Некоторые европейские государства применяют такой подход. В 2013 году власти датского города Орхуса привлекли внимание мировой общественности своими попытками реинтеграции радикально настроенных граждан. Количество жителей этого города, присоединившихся к «ИГ» разительно сократилось.

В ноябре 2014 года английская газета «Гардиан» сообщила, что в конце 2012 и в течение 2013 года количество молодых людей, отправившихся из Орхуса в Сирию составило 31 человек. В 2014 году – всего один.

Некоторые консервативные политические партии, в том числе антииммиграционно настроенная Датская народная партия, подвергают критике эксперимент Орхуса, называя его «наивным». По их мнению, городские власти могут не распознать опасности, которую представляют из себя возвратившиеся боевики, оставшиеся радикалами. Однако сторонники программы, в их числе и полиция, считают, что усиленное наблюдение за ними сводит опасность к минимуму.

Чарльз Рекнагел

XS
SM
MD
LG