Линклар

Таджикский мигрант, бежавший от вербовщиков «ИГ», прячется в московском подполье

  • Озодлик

Абдусами, трудовой мигрант из Таджикистана, пытающийся доказать, что был обманом вывезен в Сирию. Москва, 15 декабря 2015 года.

Абдусами, трудовой мигрант из Таджикистана, пытающийся доказать, что был обманом вывезен в Сирию. Москва, 15 декабря 2015 года.

Сбежавший от вербовщиков «Исламского государства» таджик сумел вернуться в Москву, где сейчас живет, боясь ареста и депортации в Таджикистан или мести вербовщиков «ИГ».

Абдусами говорит, что отправился в Турцию в надежде получить работу на стройке. Вместо этого на месте будущей работы его встретили вооруженные люди и сказали ему, что он пересек границу в Сирию. Сумев сбежать и вернуться в Москву, Абдусами оказался в состоянии неопределенности, прячась и пытаясь избежать двух равнозначно опасных участей: ареста и экстрадиции в Таджикистан, где его обвиняют в участии в террористической группировке, или мести со стороны людей, которые по его словам завели его в Сирию.

Важный прецедент

Жена Абдусами со слезами на глазах сказала небольшой группе журналистов в центральноазиатском ресторане в Москве, что ее муж «не сделал ничего плохого». Правозащитники считают, что возможным выходом для Абдусами является обращение в правоохранительные органы. Активист в расположенной в Москве правозащитной организации «Мемориал» и руководитель организации помощи мигрантам «Помощь» Бахром Хамраев говорит, что это может заложить влиятельный юридический прецедент для других аналогичных случаев.

– Я изучил дело этого молодого человека. Его на самом деле обманули – ему сказали, что он едет на работу, а он оказался в военной зоне. Это очень важный момент, обществу нужно об этом говорить, так что люди это услышат, - говорит Бахром Хамроев.

Однако в этом есть огромный риск. Россия и Таджикистан подписали соглашения об экстрадиции, и имеется информация о таджиках, арестованных в России и отправленных в Таджикистан без надлежащего процесса. Кроме того, после побега с турецко-сирийской границы Абдусами говорит, что ему угрожают люди, заманившие его в Сирию.

Российские правозащитники говорят, что многие выходцы из Центральной Азии попали в «Исламское государство» («ИГ») обманным путем, под угрозами или в результате похищения, однако они не пытаются сбежать, думая, что у себя на родине их тут же отдадут под суд за участие в террористической группировке. Те, кто решается сбежать, вынуждены прятаться, поскольку боятся, что не смогут доказать свою невиновность в странах, подобных Таджикистану, где власти неоднократно высказывали беспокойство о том, что вернувшиеся после сражений с «ИГ» граждане представляют угрозу для страны.

Друг детства

По заявлениям таджикских властей, сотни таджикских граждан отправились на Ближний Восток для вступления в «ИГ», боевики которого захватили большой участок территории в Сирии и Ираке в середине 2014 года. Ранее в этом году после таинственного исчезновения в «ИГ» появился начальник таджикского спецназа, заявивший, что вступил в группировку в знак протеста против введенных властями ограничений в молитвах в общественных местах и ношению исламской одежды.

Абдусами говорит, что не собирался вступать в «ИГ» либо какую-то иную группировку. Его история началась с поездки в Россию на заработки. С 2008 года он работал в Москве на стройках и недавно получил временный вид на жительство. В апреле 2014 года он закончил работать с бригадой других таджиков по ремонту дома в московском районе Одинцово. Он был занят поисками новой работы, когда некоторые из его бывших коллег сказали, что нашли «хорошую работу» в Турции и предложили ему тоже поехать. Посоветовавшись с женой, Абдусами решил согласиться, поскольку среди бывших коллег был один из его ближайших друзей, имя которого он предпочел не раскрывать, называя его просто Рахим. Абдусами говорит, что они выросли с Рахимом «как братья», так как его также воспитала мать Абдусами.

Абдусами доверял Рахиму и не мог даже подумать, что его друг может его обмануть. Однако, оглядываясь назад, Абдусами осознал, что за год до отъезда в Турцию Рахим существенно изменился и «ничего его не удовлетворяло».

Обманом в Сирию

Боевики «ИГ».

Боевики «ИГ».

Абдусами рассказывает, что в стамбульском аэропорту их встретил таджик и отвез его на квартиру, где ему нужно было ждать с другими мужчинами. Другой таджик отвечал за поставку еды. Он говорит, что некоторые мужчины сидели молча, и сейчас он думает, что они знали, куда направляются. Через три дня семерым мужчинам дали билеты на автобус, и они куда-то ехали в течение 18 часов. После этого их отвели в дом, где находилось около 30 человек, и им сказали пока отдыхать. Абдусами говорит, что там находились люди из разных стран – из Таджикистана, Узбекистана и с российского Северного Кавказа.

В 3 часа ночи пришел мужчина и сказал им, что последнюю часть пути придется идти пешком в связи с тем, что дорога очень грязная.

– Я ничего не подозревал. Но когда они за нами пришли, тогда я начал догадываться. Они были обычными местными жителями с автоматами. Мы прошли через участок около 700-800 метров. Нам сказали, что мы пересекли границу между Турцией и Сирией, - говорит Абдусами.

После этого их привели в дом, где ждали несколько сотен человек, им сказали, что нужно будет подождать несколько дней, прежде чем идти дальше. Абдусами рассказывает, что там были люди из Таджикистана, Узбекистана, Кавказа, Турции, Америки, Индонезии, а также местные арабы. Там же находились и его бывшие коллеги, в том числе его старый друг Рахим. Абдусами говорит, что в тот момент осознал, что его обманули и заманили в Сирию сражаться. Он говорит, что позвонил отцу Рахима в Таджикистан в надежде убедить его уехать, он переживал, что если вернется без Рахима, то его обвинят в том, что он сам заманил Рахима в Сирию, а не наоборот. В итоге так и получилось, поскольку Рахим не захотел говорить со своим отцом.

Абдусами говорит, что попытался снять видео на свой телефон, но когда это увидел один мужчина из Дагестана, у него забрали телефон и поместили его «под арест» в подвал. Там он пробыл около 10 дней, после чего на его место посадили другого мужчину, а ему сказали не выходить за забор дома. Проснувшись среди ночи, Абдусами сбежал, взяв с собой только свой паспорт.

Боязнь властей

Он утверждает, что сбежать было не сложно, и что для многих барьер был скорее психологическим. Он рассказывает, что многие боялись возвращаться из-за того, что власти Таджикистана не поверят им и отправят их в тюрьму. Абдусами сумел добраться до Стамбула, где его встретила жена, и они вместе вернулись в Москву. За это время отец Рахима обратился в полицию в Таджикикстане и обвинил Абдусами в том, что отправил его сына в Сирию.

Абдусами (слева) и активист в расположенной в Москве правозащитной организации «Мемориал» и руководитель организации помощи мигрантам «Помощь» Бахром Хамраев.

Абдусами (слева) и активист в расположенной в Москве правозащитной организации «Мемориал» и руководитель организации помощи мигрантам «Помощь» Бахром Хамраев.

​Абдусами говорит, что таджикские власти звонили ему несколько раз и что они начали оказывать давление на его семью. Когда его брат вернулся в Таджикистан, полиция задержала его на 4 дня и подвергла пыткам. По словам Абдусами, его брата освободили после того, как его мать смогла найти три тысячи долларов, чтобы заплатить полиции.

«Азаттык» не смог подтвердить историю Абдусами из независимых источников. Бахром Хамроев и его коллеги из «Мемориала» советуют Абдусами обратиться к властям и попытаться очистить свое имя и избежать преследования. Бахром Хамроев говорит, что за последний год к нему обратилось более 10 выходцев из Центральной Азии, которые сказали, что их «обманным путем» заманили на Ближний Восток, и они оказались в аналогичной с Абдусами ситуации.

Директор Центральноазиатской программы в «Мемориале» Виталий Пономарев говорит, что люди в такой ситуации боятся обращаться к властям и уходят в подполье. Это произошло с Абдусами, который выходит на улицу только для работы. Активисты признают, что риски, возможно, могут перевесить преимущества.

– Если он обратится к властям, это станет важным прецедентом, но трудно заранее предсказать, какие будут последствия для него самого, - говорит Виталий Пономарев.

Несмотря на страх, жена Абдусами говорит, что идея очистить имя Абдусами для них очень важна, и что они хотят «разрешить этот вопрос юридически и продолжать жить дальше».

Том Балмфорт и Анна Клевцова, радио Азаттык (Казахская редакция радио «Свобода»)

XS
SM
MD
LG